Деревня Новоселки

Наименования лесных участков, холмов, полян, отметки на отдельных деревьях, сделанных человеком («дуб краковист, на нем грань», «ильм, на нем две грани», «старый гранный клен, а тот клен выгнил и подле того места поставлен столб»), служили людям важными ориентирами на местности, помогали в определении межей (границ) между отдельными земельными участками и станами. Поселения, возникавшие у знаковых деревьев, нередко назывались Удеревью. Так, родина поэта А.А. Фета Новоселки, называвшаяся также д. Козюлькиной, еще ранее носила название Мартюхинское Удеревье. Такие рощи указывали на наличие вблизи них дорог, сторожевых участков или на межу между поместьями. На деревьях или даже на одном дереве в последнем случае делали издалека видную зарубку: «… и по межам столбы ставили, и на столбах и на деревьях грани тесали, и против грани ямы копали, и столб от столба и яму от ямы мерили в сажени»[1]. В ямах жгли уголь, чтобы межа становилась виднее: «Специальной межи межевая яма, в ней положены уголья и три камня»[2] (XIX век).

«Козюлькина деревня, Мартюхинская Удеревь(е) тож» (старинное Мартюхинское Удеревье – дубровный лес; Козюлькино[3] – позднее д. Новоселки − малая родина А.А. Фета).

[1] Казюлями в орловсом говоре назвались змеи. Возможно, имеет место другое объяснение топонима − это бывшее поместье детей боярских Козюлькиных. В Писцовой книге Орловского уезда 1594/1595 гг. описано владение Тимофея Кузьмина сына Козюлькина (Писцовые книги Московского государства. С. 889).

[2] Писцовые книги Юго-Западного порубежья. М., 2013. С. 69.

[3] ГАОО. Ф. 570. Оп. 1. Д. 1. Л. 75 об.

Яндекс.Метрика